Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 6. Ожог. Часть 1

                                                                                                     28 октября 2020, среда, день третий

     Резкий запах вырвал меня из темноты и небытия.

     – Скоро она очнётся, наконец? – услышала я чей-то раздражённый голос.

     – Да прямо сейчас. Эти идиоты вкатили ей лошадиную дозу снотворного. Не удивительно, что она не проснулась до сих пор.

     Ко мне постепенно возвращались чувства – слух, обоняние. Даже сквозь закрытые веки пробивался яркий свет. Я попыталась открыть глаза, но тут же снова зажмурилась. И застонала от резкой, обжигающей боли в ноге.

      Что случилось? Где я? И почему мне так больно?

     Я попыталась увернуться от бившего в нос запаха, но у меня ничего не получилось.

     – Вот и очнулась! – снова первый голос. – Старый добрый нашатырь никогда не подводит.

     Запах исчез. Ну, хоть это хорошо. Но обжигающая боль в ноге становилась всё сильнее. Я осознала, что лежу на чем-то твёрдом, и попыталась подняться, но это мне не удалось. Ремни крепко держали мои руки, ноги, даже голову, я была буквально опутана ими. Да что же это такое?

     Я снова попыталась открыть глаза, и в этот раз мне это частично удалось. Яркий свет слепил даже сквозь ресницы, но, скосив глаза вбок, я смогла кое-что рассмотреть.

     Большая комната. Белая. Мебель – шкафы, столы, ещё что-то непонятное, –  тоже белая. Стекло, металл. Что-то знакомое, но что?

     Очень похоже на медицинский кабинет или операционную. Я видела такое в кино, но сама никогда не сталкивалась.  

     Почему я тут? Я же никогда не болею, меня даже травмы обошли стороной, максимум – разбитые при падении со скейта коленки. Но сейчас, эта жуткая боль в ноге… Может, дело в ней? Я каким-то образом поранилась, и меня лечат? Но как я умудрилась пораниться? Может, машина, в которой меня везли, попала в аварию?

     Глаза понемногу привыкали к свету, и я снова подняла их, глядя перед собой. Надо мной нависала странная, огромная, ярко светящаяся конструкция, которую я узнала – такой «светильник» бывает только в операционных, перепутать невозможно. Мне делают операцию? Но кто?

     И, словно в ответ на свои мысли, я увидела две фигуры, склонившиеся надо мной, точнее – над моими ногами.

     – Как видишь – никаких признаков регенерации, хотя она уже в сознании. Так что, эту версию можем отмести. И сознательное, и бессознательное исцеление исключаем. Итак, какие ещё варианты?

     Я снова рефлекторно дёрнулась, но ремни удержали меня.

     – Почему я связана? Что происходит. Мне больно!

     Одна из фигур переместилась к моему лицу, загородив от меня «люстру». Глазам стало легче, но рассмотреть человека я не могла, видела лишь чёрный силуэт.

     – Больно, значит? – в голосе сквозило любопытство. – Стало быть, боль ты чувствуешь?

     – Конечно, – я не могла понять этого вопроса. – Все чувствуют боль.

     – Многого же ты не знаешь, – снисходительно фыркнул человек. – Итак, ты не регенерируешь?

     – Не больше, чем остальные люди. – Я не понимала этих вопросов. – Пожалуйста, мне больно. Можно мне обезболивающее хотя бы?

     – Потерпишь, – грубо бросила вторая фигура. – Лучше сразу признавайся, как именно ты выбралась из взорвавшегося дома, не получив ни царапины, ни ожога. Если это не регенерация, то что?

     – Я выбежала до взрыва! – в отчаянии воскликнула я. – У меня нет никаких сверхспособностей. Я самая обыкновенная. Почему вы мне не верите?  

     – Потому что температура твоей кожи однозначно указывает на то, что ты далеко не «самая обыкновенная». И не пудри нам мозги своей так называемой «анемией», нет её у тебя, мы уже проверили.

     – Как это – «проверили»? – растерянно пробормотала я.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться