Никогда не спорь с судьбой

Эпилог. Юбилей. Часть 2

       В это время прохладные руки обвились вокруг меня, прижимая спиной к сильной, твёрдой груди. Я с улыбкой откинулась назад, и подбородок Эдварда привычно лёг мне на макушку. И ему не пришлось для этого  наклоняться – я всё же подросла. И теперь была нормального среднего роста. Я подняла руку раскрытой ладонью вверх.

       – Дай!

      В мою ладонь легла большая очищенная морковь, и я тут же с наслаждением вонзила в неё зубы.

       – Я никогда к этому не привыкну. – Я почувствовала, как Эдвард усмехнулся и покачал головой.

       – И не нужно. Скоро я вновь перейду на шоколадки. Кстати, как это тебе удалось вырваться из цепких коготков нашего маленького надсмотрщика? Ты, разве, уже все деревья украсил?

       – Элис переживёт. Вон у неё сколько помощников. А я хотел быть с тобой.

       Прохладные губы уткнулись мне в ухо, целуя и щекоча его. Я почувствовала, как моё тело вспыхнуло – Эдвард точно знал, куда нужно коснуться, чтобы я запылала огнём. Мы уже столько лет вместе, но для меня каждый раз словно первый.

       – Когда же этот день закончится? – застонала я.

       – Увы, малышка, он, считай, ещё даже не начинался. Но когда закончится!..

       Его слова заставили меня слегка застонать от предвкушения и разочарования одновременно. Ну почему мы не можем просто удрать от всей этой толпы, чтобы побыть хоть немного наедине? С самой первой ночи, когда Эдвард бережно ввёл меня в мир чувственной любви, нам с трудом удавалось оторваться друг от друга. Как я порой жалела, что не вампир и вынуждена спать по ночам! Как завидовала остальным Калленам. Но увы – мы всё же были разные, и с этим приходилось мириться. И приспосабливаться. В какой бы из двух своих ипостасей я не находилась – всегда один из нас был более уязвимым. Но это не шло ни в какое сравнение с тем, какие проблемы возникали у других смешанных пар, так что, грех было жаловаться. За прошедшие годы мы прекрасно научились подстраиваться друг под друга – а разве могло быть иначе? Мы же были половинками.

      – Кстати, мой племянник Ричард недавно исчезал одновременно со своей женой. А когда они вернулись спустя час – ты бы видел их довольные физиономии. А почему нам нельзя?

       – Потому, что сегодня ты – главное действующее лицо праздника. Твоё исчезновение сразу же заметят.

       – Ну и пусть!

       – Потерпи немного, малышка. Обещаю, мы всё наверстаем.

       – Обещаешь? – я развернулась в его объятиях и хитро прищурилась.

       – Клянусь! – воскликнул Эдвард и страстно поцеловал меня. Я обвила руками его шею и вся отдалась поцелую. Уж не знаю, чем бы это закончилось, если бы у Эдварда за спиной не раздалось ехидное покашливание.

       – Ники, сгинь! – бросила я, не глядя на брата.

       – Я-то сгину. Только ты не забыла, что вы возле стеклянной стены стоите? Постыдились бы, на поляне дети.

       И, довольно насвистывая, Ник удалился, унося какую-то коробку, видимо, с очередными украшениями.

       – Он прав, – вздохнул Эдвард. – Не то время, не то место...

       – Не та компания, – подхватила я, вновь разворачиваясь к окну и глядя на суетящийся за стеклом народ.

      Я увидела, как мама подняла голову от стола, на котором раскладывала салфетки, и послала мне воздушный поцелуй. Я помахала ей в ответ. Отец, как всегда, где-то рядом с ней, если видишь одного из них, будь уверен – второй не далее чем в десяти метрах. Вот и он, неподалёку, внимательно слушает что-то говорящего ему Карлайла. Я знаю, как он признателен доктору Каллену, и не только за меня. В своё время именно Карлайл обратил мою маму, сделав её бессмертной. Теперь мои родители  навеки вместе и никогда не расстанутся, смерть уже не отберёт у отца его половинку. И ещё у восьми моих родственников – тоже. И у всех, кто найдёт свою половинку в будущем. С того времени, как я «взорвала бомбу», ткнув носом своих недогадливых мужчин в лежащее у всех на виду решение, только одна из жён отказалась становиться бессмертной. Увы, к тому времени она была уже глубокой старушкой, и не захотела оставаться такой навеки, несмотря на уговоры мужа, для которого она была прекрасна в любом обличье, даже сморщенная и седая. Она решила уйти, и ушла. К счастью, остальные жёны согласились на обращение и вечную жизнь, и благополучно прошли перерождение. Ещё две пока ещё остаются смертными – хотят сначала родить и вырастить детей. Благодаря крови мужей это не отнимет у них много физических лет. В нашей семье это стало чем-то вроде традиции – мать обращается после того, как перерождается её младший ребёнок. Так и моя мама решила сначала родить ещё одного малыша, и обратилась после того, как переродился мой самый младший братишка Эрик. Теперь она выглядит лет на пять младше отца, и это её вполне устраивает.

       Руки Эдварда обвили мой выпуклый животик, и он захихикал, почувствовав под ладонью ощутимый толчок.

       – Она со мной поздоровалась!



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться