Жемчужина темного дракона

Размер шрифта: - +

Седьмая глава

– Жемчужина, милая, выходи, – в дверь примерочной постучали едва слышно, но и от этого простого звука я едва не подпрыгнула. 
– Не выйду, – упрямо заявила я, вновь взглянув на предложенную ночную рубашку, у которой от рубашки только название. – Это неприлично, – сказала уже чуть тише, смущенно сведя ноги вместе и прикрывая рукой излишне глубокий вырез на груди. 
Нет, ткань, фасон и в целом все было очень красиво, даже сексуально, если честно. Тонкие шелковые лямочки, меньше пяти миллиметров в ширину то и дело соскальзывали с плеч, декольте подчеркивало и выставляло полную, округлую грудь. Мягкие, ажурные кружева не отвлекали, а лишь привлекали внимание. Но не только это меня настораживало. Длина модели была однозначно, безапелляционно недопустимой. Она едва до колен доходила! 
– Коралина, красавица, – он поскребся в дверь как любопытный кот, которого не пустили сметану делить. Я расслышала его глубокий вдох и глухой стук, будто бы Расон уперся головой в дверь. 
– Нет, Расон, я не выйду, – стояла на своем, решив, что ни в коем случае не покажусь в подобном виде, даже дракону, пусть и своему жениху. Он еще мне не муж, чтобы я тут перед ним почти голая разгуливала. 
«Вы с ним уже целовались, и он тебя утром видел», – напомнила мне моя очень вовремя воспрянувшая духом память. 
«Цыц!». 
– Хорошо, но потом ты же мне покажешься в этом… – его голос звучал низко и приглушенно. Казалось, что он едва мог контролировать то, что говорил из-за обуреваемых его сильных чувств. – После свадьбы. 
Я зарделась, от нервозности кусая нижнюю губу, а после делая глубокий вдох. 
Снова обратила свой взгляд на зеркало. В нем отражалась небольшого роста хрупкая, и довольно красивая девушка. Длинные волосы, словно каштановый водопад струились по худым плечам. Шелковая ночная рубашка контрастировала с бледной кожей, глаза казались темнее, их цвет переливался золотыми и шоколадными оттенками глубины, и даже безобразный шрам нисколько не портил впечатление. 
Осторожно прикоснувшись кончиками пальцев к своему уродству, вздохнула и потрясла головой. 
Расон ни разу даже не намекнул на то, что я ему противна с этим безобразием. 
Возможно, только возможно, что ему и вовсе плевать на это. 
– Коралина, ты меня слышишь? – в голосе Расона слышалось неподдельное волнение. 
Я вздрогнула от удивления и смущения. 
– А? Да, слышу. 
– Ты в порядке, голос какой-то потерянный. 
– Нет, со мной все хорошо, не переживай, – клятвенно заверила, быстро завязывая волосы в хвост и наспех снимая рубашку, и осторожно складывая на антикварном, обшитом золотыми нитями и блестящими пуговицами кресле. – Уже выхожу, – я поспешно натянула свое уже привычное, простое платье, быстро обулась и взяла четыре стопочки различных рубашек, мило предложенных красивой девушкой продавцом. 
Помимо этого, она притащила мне еще с десяток различного нижнего белья… которое выглядело так, словно его сняли с очень и очень неприличной куртизанки. Вот только, когда Расон увидел эти ниточки с завязочками, а потом перевел взгляд полный страсти и жара на меня, то я задумалась, а не померить ли? В конце концов, что будет страшного, если мой собственный муж увидит меня в таком наряде? Он меня и без этого наряда имеет право рассматривать со всех сторон. 
Я быстро закрыла за собой дверь и увидела Расона. Он стоял, привалившись к стене плечом и сложив руки на груди. В обстановке из кофейно молочного оформления, мягких ковров и рядов развратного белья, мужчина должен бы смотреться неуместно и глупо, но только не Рас. У меня вообще складывалось такое ощущение, что он мог вписаться абсолютно в любой интерьер. 
Интересно, а если его поставить в комнату из розовых рюшей и атласа? 
С моих губ сорвался смешок. Расон посмотрел на меня с неподдельным непониманием.
– Увидела что-то смешное? 
– Нет, скорее подумала, – качнула головой. – А ты уверен, что нам нужно все это? – я взглядом указала на кучи мягкой, блестящей ткани в своих руках. 
Мужчина сделал вид, что задумался. Он отлепился от стены одним плавным движением и зашел мне за спину. Я всем телом чувствовала жар, растекающийся лавой под моей кожей. Приятные мурашки пробежали по телу, заставляя передернуть плечами и мотнуть головой, приходя в себя. 
– Ох, жемчужина, – чисто мужской смешок, от которого в моей груди что-то напряглось внутри и губы вмиг пересохли.  Я почувствовала, как Расон наклонился, едва касаясь своей щекой моей щеки. Волна дрожи пробежала по телу, заставляя непроизвольно вздрогнуть и резко выдохнуть. Кожа налилась ярким румянцем. – Это лишь малая доля того, чего бы мне хотелось видеть на тебе и не видеть, – от его слов мои коленки предательски задрожали и едва не подогнулись. Лишь вовремя обвившая мою талию рука уберегла от позорного падения. Меня прижали к мускулистой, каменной груди и медленным движением погладили по животу. 
Губы вмиг пересохли, и в груди словно лопнул воздушный шар из вожделения, романтики и стыдливости. 
– Мне безумно нравится, что ты таешь от моих слов, – признался он с истинной радостью и даже гордостью. – И прикосновений, – добавил он, прикоснувшись губами к моей истошно бьющейся жилки пульса на шее, – дрожишь от поцелуев, – он подул на влажный след на моей коже, и мои руки ослабли. Ниточки и ленточки выпали из дрожащих пальцев и растеклись лужицей дорогой ткани по ковру. 
– Рас, – выдохнула я слабо и едва слышно. 
Я даже не знала, чего хотела – чтобы меня прижали к стене и по-настоящему поцеловали, или отпустили, тем самым дав привести мысли в порядок. 
Послышался цокот тонких каблуков по паркету, я поняла, что к нам направляется работница салона и уже собиралась вырваться из объятий дракона. Вот только не учла один немаловажный факт – Расону было плевать на любое присутствие. Главное, что он получал наслаждение и доставлял его мне. 
Как мужчина мне и говорил, драконы очень открыты со своей парой. Я уже успела понять одно – если нам обоим что-то доставляло удовольствие, то Расону неважно, кто еще был свидетелем этого. Скрытность, это не про драконов. 
И миловидная блондинка с отработанной годами, приклеенной к губам улыбкой, явно не особо удивилась, поймав нас в обличающей позе. Она, как истинно профессионал своего дела понимающе кивнула и лишь спросила, все ли нам понравилось. 
– Да, Изана. Мы берем все, что вы предложили и еще по два комплекта с корсетами. Покупки можете прислать по адресу Драконий узел, 25, – совершенно без эмоций отдал распоряжение Рас и чмокнул меня быстро в щеку. Он обошел меня, оказавшись сбоку и согревая своим теплом и лишь своим присутствием. 
От одного лишь прикосновения к дракону внутри меня все пело от радости и умиротворения. Казалось, что даже в желудке летали бабочки, и я никак не могла поверить, что все это происходило именно со мной. 
– Слушаюсь, господин Луэн, – низко поклонилась Изана, практически подметая своей тугой, толстой косой пол. Ее платье было довольно открытым и откровенным, и я бы даже начала волноваться, что девушка вдруг решила обратить внимание Расона на себя, вот только меня в объятиях держал этот потрясающий мужчина, и от меня его натура дракона сходила с ума. – У вас еще есть какие-нибудь пожелания? – спросила она совершенно без эмоций, так и стоя в наклоне. 
– Нет, можешь быть свободна. 
– Как велите, – Изана выпрямилась, махнула рукой, отчего рассыпанные вещи взлетели и прилетели к девушке, а после ушла, оставила нас с Расоном наедине. 
– Она владеет магией? – удивилась я. 
Мне всегда казалось, что волшебники работают с магическими предметами, раскрывают секреты мироздания или на крайний случай варят исцеляющие зелья, но никак не пытаются ублажить богатых жителей империи. Стереотипно, конечно, даже спорить не буду, но такое вот у меня было представление о современном мире. 
– Конечно, это основное требование. Многие элитные заведения, начиная от ресторанов и заканчивая булочными, имеют магов на своей службе, – просто объяснил мне Рас. – Куда теперь отправимся? – спросил мужчина, нежно поглаживая меня большой рукой по спине и, несомненно, отвлекая от даже самого простого мыслительного процесса. 
Искуситель, не иначе!
– М-м-м? – растеряно отозвалась на вопрос и посмотрела на Раса чуть затуманенным взглядом. – Ты меня отвлекаешь, – призналась с тяжелым вздохом и пожелала отойти от мужчины, чтобы иметь хоть какой-то шанс на нормальное общение. А то так я себя форменной идиоткой ощущаю. Причем, влюбленной. 
– Я знаю, – довольно оскалился на мою фразу Расон и облизнул свою полную, нижнюю губу, отчего у меня потемнело перед глазами и сердце замерло в груди. – Хорошо, тогда предлагаю вернуться домой, чтобы я мог без стеснений и отвлекающих факторов и дальше соблазнять тебя, жемчужина, – и он, даже не дав не возможности возмутиться или воспротивиться, махнул рукой и притянул меня к себе, открывая для нас портал. 
Уже привычные зеленые всполохи утянули нас в подпространство, перенося… домой. 
В наш общий дом, который стал для меня родным и самым прекрасным в мире. В голове мелькали картинки, как Расон прижимает меня к своему сильному телу и впивается в мои губы голодным, требовательным поцелуем, от которого подкашиваются ноги и плавятся внутренности…  вот только… у этого мира и его людей были абсолютно другие планы на наше время. 
Стоило нам выйти из портала в большой, солнечной гостиной, как тут же появилась Марна с несколько злобным видом. Честное слово, вот если бы я не была с ней знакома, то точно спряталась за широкой спиной Расона. Но теперь женщина для меня была не столько пугающей жутью, сколько очень понимающей и заботливой домоуправительницей, которая искренне беспокоилась о каждом жителе замка. 
– Господин, – немедленно поклонилась она, подняв сцепленные в замок руки над головой, словно ожидая наказания. – Прошу, не гневайтесь, – добавила Марна и упала на колени. – Это все моя вина, исключительно моя, и ничья больше, – ее заметно трясло. 
Расон опешил от подобного поворота и посмотрел на меня с нескрываемым удивлением.
– Марна, перейди к сути проблемы, – настоятельно попросил женщину Расон, заметно напрягаясь. – И поднимись с колен. 
Но женщина не спешила выполнять приказ-просьбу. А после объяснения и не потребовались, когда из-за угла, сжимая пальцы на плече Мурана, появился незнакомый мне седовласый, высокий мужчина. Его глаза горели внутренней тьмой, от которой внутри меня все похолодело и замерло, как в ожидании боли. Бледное лицо отливало серостью, и черный, явно шитый на заказ костюм лишь подчеркивал эту болезненную явственность. 
Я сглотнула. 
Мужчина еще даже ничего не сказал, а я едва сдерживалась, чтобы не закричать от ужаса в его присутствии. 
 Но я осталась стоять. Во-первых, тут был Расон, а во-вторых, незнакомец вцепился в Мурана мертвой хваткой, и просто сбежать я не могла себе позволить. Я невеста ненаследного принца драконов, его поддержка и опора и у меня нет права бросаться в истерику с головой, как сильно ни хотелось.
– Расон, – голос незнакомца был скрипучим и жутким. Он лишь произнес имя моего дракона, а у меня уже было чувство, что я битого стекла поела. Горло сжал спазм страха, все внутри меня заледенело и застыло, как в ожидании удара. Ладони вспотели, и я вцепилась в Расона, мысленно умоляя его прогнать это воплощение мрака.  
Смотря на этого темного нечеловека, мои органы сжались, сердце ушло в пятки и хотелось укрыться, убежать как можно дальше и никогда не возвращаться. Лишь присутствие Расона и не позволило мне банально выбежать из дома с криками о помощи.
– Вижу, что слухи подтвердились, – мужчина окинул меня изучающим, пытливым взглядом и у меня перед глазами все потемнело. Я сжала пальцы на запястье Расона, и сцепила зубы, чтобы не завизжать. В горле истошно забился пульс, на кончике языка ощущался тошнотворный привкус металла. Значит, я прокусила себе губы, пока пыталась взять себя в руки. 
Голова кружилась от ужаса и хаотичных картинок, что мелькали перед глазами кровавым веером красоты и мерзости. Меня затошнило, холодный пот струился по спине, впитываясь в платье. Я тряслась так сильно, словно стояла под ледяным ливнем, не имея сил уйти. Крик скребся в двери моего рта, желая покинуть горло, но я стиснула зубы так сильно, что у меня даже челюсть свело. На глазах навернулись слезы, и едва различимый всхлип слабости сорвался с моих губ. 
Я цеплялась за Раса, словно он был моим воздухом, единственной защитой перед той силой, которая беззастенчиво и безжалостно атаковала мое хрупкое тело. 
Этот страшный мужчина что-то делал со мной. Как-то воздействовал на мои чувства, своей кошмарной и могущественной силой. Я была в этом уверена, и откуда-то знала, что и он был в курсе моих ощущений. Он игрался со мной, как палач перед тем, как отрубить преступнику голову на радость беснующейся толпе. 
– Немедленно прекр-р-рати! – взбешенно рыкнул Расон и вышел чуть вперед, заслоняя меня от взора чужака. – Первый и последний раз предупреждаю, Эган, – добавил дракон и все резко прекратилось. Мои внутренности перестало скручивать, и голова больше не трещала. Горло перестало разрываться от едва сдерживаемых криков боли и ужаса. Я резко выдохнула, ощущая давящее, уносящее с собой все тревоги спокойствие.  – Муран, подойди к матери. 
– Марна, отведи Мурана и Коралину к Сали, – отрешенно приказал Рас, даже не взглянув в мою сторону. Все его внимание было сосредоточено на Эгане. 
Казалось, словно отведи он взгляд от этого от этого ужасающего мужчины и вновь на меня, словно монолитная плита обрушится магия, разрывая внутренности и оставляя после себя лишь пустую оболочку. 
Вот только мои пальцы, словно сплавились с кожей Раса. Я просто боялась оставить своего мужчину с этим страшилой. Мало ли, что он может сделать с драконом, даже темным? 
Марна немедленно пришла в себя, и поднялась с колен. Она грациозно выпрямилась и подошла ко мне.  В ее глазах был тот же страх, что и в моих. Она осторожно прикоснулась к моей руке, взглядом упрашивая подчиниться. Я так явственно видела в ее глазах мольбу, но не могла ничего с собой сделать. Я не могла уйти. 
– Госпожа, – молила она меня уже и голосом. И что-то мне подсказывало, что она не только за меня переживала. Она боялась, что Эган вновь возьмется за ее сына. – Прошу, – выдохнула она так тихо, что мне могло это лишь показаться. Красные глаза были полны непролитых слез. Мое сердце сжимали тиски жалости и злости. Как этот жуткий нечеловек мог так поступать?! Как ему хватало наглости использовать магию в чужом доме, да еще и атаковать ею членов моей семьи. 
– Иди, милая, я скоро вернусь, и ты покажешь мне свои обновки, – голос Расона был полон тревоги и волнения. Его явно напрягало присутствие Эгана с нами в одном доме. Хотя тут скорее, даже на одном материке. – Иди, – повторил он уже более серьезным голосом, посмотрев мне в глаза. Он боролся с собой. Я видела, как он не хотел отпускать меня даже с Марной и Мураном, но он понимал, что защищать нас всех одновременно даже ему будет сложно. 
– Будь осторожен, – прошептала я чуть дрожащим голосом, подняв руку Раса, мягко прикоснулась к его пальцам поцелуем и отпустила. 
Он справится, он же дракон, еще и темный, с ним точно не сравниться, какому-то бледному колдуну. 
По крайней мере, я очень хотела себя в этом убедить. 
– Госпожа, – только и могла сказать Марна. Она подтянула к себе Мурана, и крепко обняла. – Ненавижу его, – процедила она сквозь стиснутые зубы, и голос ее действительно был полон ненавистной ярости. Будь она в силах, то точно бы убила Эгана собственными руками. 
– Кто он такой? – спросила у них, когда мы оказались на втором этаже, подальше от Раса и Эгана. – Почему у Расона такое лицо, словно к нам враг народа пришел? 
– Потому что это почти так и есть. Этот… – Марна явно хотела сказать что-то не очень приличное, но потом посмотрела на меня и подобрала более корректное слово, – тип много крови попил нашим драконам. 
– Да кто он такой? – спросила снова, желая, чтобы мне, наконец-то дали полноценный, развернутый ответ. 
– Отец, – ответила Марна и содрогнулась всем телом. 
– Что? Чей? 
Трилицый кто же был наследником этого жуткого типа? Кому «посчастливилось» быть сыном этого ужасного нечеловека? 
– Он отец Луинара и Расона, – объяснил подробнее Муран и привалился спиной к стене, тяжело дыша. 
А у меня, кажется, земля из-под ног ушла. 
Этот ужасный мужчина… отец моего дракона?!



Виктория Скляр

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться